Совершенно справедливым является мнение О. В. Кудрявцев

Совершенно справедливым является мнение О. В. Кудрявцева об отличавшей дунайские провинции военной колонизации: значительную группу населения римских городов составляли бывшие военные (стр. 156—157). После Маркоманнской войны характер колонизации меняется: имеет место поселение варваров на землях, опусто­шенных войной. Можно добавить, что еще в большей мере этот процесс был характерен для периода после кризиса III в., когда, как показывают новейшие раскопки, про­исходит чуть ли не полная смена населения в этих провинциях, особенно в пограничных областях. Этнические изменения влекли за собой перемены в хозяйственном укладе и в области духовной жизни, поэтому О. В. Кудрявцев совершенно прав, когда он отмечает, что, поскольку в некоторых из дунайских провинций процесс романизации ■еще в III в. был далек от своего завершения, то событиями кризиса III в. результаты романизации на Среднем и Нижнем Дунае едва ли не были уничтожены полностью (стр. 150—151).

Пограничное положение дунайских провинций обусловливало их важность для обороны империи, поэтому весьма существенным О. В. Кудрявцев считает установле­ние числа стоявших здесь легионов и историю некоторых из них, распределение легио­нов по провинциям, мероприятия императоров по укреплению дунайской гра­ницы и т. п. (стр. 162—176). Автор убедительно показывает, как возрастала важность дунайской границы на протяжении I—II вв., как на этом северном рубеже империи имела место все увеличивающаяся активность племен Европы, пока, наконец, империя не оказалась вынужденной сократить под напором варварских народов протяженность границы на самом опасном ее участке, в Дакии, отдав провинцию поселившимся в ней готам, карпам, вандалам и другим племенам. О. В. Кудрявцев прав, когда он отмечает, что в правление Августа, «между Виндониссой в Верхней Германии и Карнунтом в Верхней Паннонии легионов не было, поскольку этот участок границы считался в то время наиболее безопасным» (стр. 163) и что «вообще оборона дунайской границы при Юлиях—Клавдиях была организована недостаточно хорошо и последующим императо­рам пришлось провести целый ряд мероприятий для улучшения создавшегося поло­жения» (стр. 164—165). Действительно, Реция и Норик получили легионы после событий Маркоманнской войны, но в данном случае можно принять во вни­мание также и то, что римская власть в этих областях была, по-видимому, в это время еще относительно слабой. Провинциальный режим в Реции и Норике был введен только Клавдием, хотя ретийско-винделикские племена и regnum Noricum были покорены римлянами в результате походов Тиберия и Друза в 16—14 гг. до н. э. После установле­ния провинциального режима в Норике в официальных документах долго употребля­лось его прежнее название regnum Noricum (procurator regni Norici— C1L, VI, 1599). Следует иметь также в виду, что военная защита Реции возлагалась на войска Верхней Германии, а стоявший в Паннонии в Петовионе римский легион обеспечивал защиту Норика со стороны восточных границ.

Яндекс.Метрика