Доказав, что костобоки и сабоки

Доказав, что костобоки и сабоки обитали в областях к северу от Карпат, О. В. Куд­рявцев тем самым дает неоспоримое подтверждение свидетельствам таких древних авторов, как Тацит, согласно которым именно эти закарпатские области уже для I— II вв. п. э. определялись как области обитания славян, основное ядро которых в то вре­мя выступало под именем венедов. «Таким образом, — заключает О. В. Кудрявцев, — данные о местах обитания сабоков и костобоков не могут служить аргументом против их славянского происхождения. Напротив, в процессе завоевания северных склонов Карпат бастарнами отдельные славянские племена могли отколоться от основного ядра и застрять в северных отрогах Карпат» (стр. 37).

Поскольку ни костобоки ни сабоки не выявлены археологически, то археология, как считал О. В. Кудрявцев, не может помочь выяснению их этнической принадлежности. Прямых свидетельств действительно ни археология, ни нумизматика нам не дают. Но косвенные данные, которые можно извлечь из рассмотрения чеканки монет восточными кельтами (к которым О. В. Кудрявцев не обратился, видимо, потому, что они связаны преимущественно с кельтами, хотя и дунайскими), могли, на мой взгляд, быть исполь­зованы. Мне представляется, что эти данные монет, если и не свидетельствуют в поль­зу славянского происхождения костобоков, то не доказывают и их кельтское происхож­дение, а скорее даже отрицают его. К такому заключению позволяют прийти данные, приводимые Карлом Пинком относительно чеканки монет у восточных кельтов и их соседей[1] за период от начала II в. до н. э. до начала I в. н. э. Во всей этой чеканке со­вершенно четко прослеживаются два влияния: западное, галльское, шедшее к дунай­ским кельтам и другим придунайским племенам через Норик и от бойев, и восточное,


т. е. банатское, исходившее из тех областей Баната, где позднее находился центр дер­жавы дако-гетов Биребисты. Как неоднократно отмечает К. Пинк, чем далее мы отправляемся на восток, т. е. в области римской Дакии, тем сильнее заметно дако-фракийское влияние и тем слабее выступает кельтский характер, хотя ранние ти­пы монет и являются чисто кельтскими (стр. 125—126). Однако последнее обстоятель­ство нас не должно удивлять, если мы вспомним, что все Подунавье вплоть до областей Молдавии оказалось в III—II вв. до н. э. под властью кельтов. Поэтому, как совершен­но справедливо замечает К. Пинк, кельтское влияние может объясняться также и кельтским происхождением господствующего слоя попавших под власть кельтов не­кельтских племен (ук. соч., стр. 132). Что же касается областей, занятых бойями и чеканки regnum Noricum,TO кельтский тип монет здесь преобладает (стр. 70—71, стр. 126—131). Это общее наблюдение К. Пинка может быть конкретизировано применитель­но к нашей задаче.

  • К. Pink, Die Miinzpragung der Ostkelten und ihrer Nachbam, «Dissertati- ones Pannonicae», стр. II, № 15, Budapest, 1939.
Яндекс.Метрика