Чрезвычайная этническая пестрота населения Интерцизы

Чрезвычайная этническая пестрота населения Интерцизы после кризиса III в., засвидетельствованная раскопками некрополя лагеря и лагерного поселения, когда отчетливо прослеживается как германский элемент, так и сарматский, не исклю­чает того, что в числе сармат могли находиться и славяне. Доказательство О. В. Куд­рявцевым славянского происхождения имени Добрат дает в этом отношении один из основных аргументов.

Вторая часть работы О. В. Кудрявцева, посвященная отдельным вопросам истории дунайских провинций, представляет не меньший интерес, чем исследование о костобо- ках. Этот раздел содержит ряд интересных мыслей и наблюдений относительно ха­рактера дунайских провинций, особенностей их развития и значения для империи. К сожалению, этот раздел, отдельные части которого, очевидно, были задуманы автором как некое общее введение к намеченному им дальнейшему исследованию отдельных провинций (см. биографический очерк, составленный редколлегией, стр. 5), носит несколько конспективный характер.

О. В. Кудрявцев совершенно правильно отмечает, что одной из причин, обу­словивших особенности экономики и характера римского влияния в этих областях, явилось сравнительно позднее включение дунайских провинций в состав империи. Важность дунайских провинций для империи обусловливалась их огромными хо­зяйственными и людскими ресурсами. Несмотря на то общее, что объединяло бал­канско-дунайские провинции в единый комплекс, имелись, как показывает автор, су­щественные отличия между различными областями. Так, в Норике имело место большее развитие городской жизни (стр. 162, 200, 209), чем в Далмации и Паннонии, где долго удерживались племенные округа с местным, неримским населением. Но даже для Норика, ранее всех дунайских областей испытавшего римское влияние, мне представ­ляется возможным отметить, что и здесь оно оказалось не в состоянии уничтожить, как и в менее романизированных провинциях, прежние особенности в материальной и духовной жизни. В Вируне, главном городе провинции, получившем статус колонии уже от Клавдия, надписи II—III вв. называют местные кельтские имена даже для бо­гатых граждан [1], что заставляет предполагать еще большую распространенность этого явления среди сельских слоев населения.

[1]     См. напр., Herma Thaler, Die Bevolkerung von Virunum, «Carinthia», •!. 140, 1950, Heft 1—3, стр. 145— 149.

Яндекс.Метрика