Субнивальный пояс

 

Субнивальный пояс занимает высотную ступень от 3400 до’ 3800 м над ур. м., но в зависимости от конкретных условий рельефа и климата имеет значительную амплитуду колебаний высоты и может снижаться до 2800 м. Для субнивального поя­са характерны суровый климат, высокая влажность воздуха при достаточном количестве осадков. В этом поясе короткий вегетационный период и недостаточно летнего тепла. Темпера­туры дня и ночи сильно контрастны, особенно на границе с не­стаивающими снежниками и ледниками. Вершины гор часта окутаны облаками, наблюдаются сильные грозы, ветры, зи­мой — мощный снежный покров.

Здесь очень высокая солнечная радиация, богатая ультра­фиолетовыми лучами. Из-за низкого атмосферного давления, сильных ветров и интенсивной солнечной радиации происходит сильное испарение влаги с поверхности почвы.

Почвы в субнивальном поясе маломощные, обычно скелет­ные. Поверхность обнаженных морен, осыпей и скал покрыта не образующей сплошного ковра мозаично-пестрой раститель­ностью. Мозаичность растительности вызвана сложностью ме­зорельефа. Здесь постоянно встречаются глубокие расщелины, нагромождения крупных валунов и обломков скал, очень кру­тые осыпные склоны и ровные площадки с небольшим слоем мелкозема, а также участки склонов с различной экспози­цией.

Для субнивального пояса характерны следующие особенно­сти:

  1. Фрагментарное распространение растительности в виде отдельных скально-осыпных группировок и микрогруппировок.
  2. Разреживание и упрощение структуры растительного по­крова со значительным участием мхов и лишайников.

По характеру растительности субнивальный пояс напомина­ет каменистую тундру. Обычными местами обитания растений

 

являются скалы, осыпи и морены. Эти участки ранее не были заселены, и растительность на них представлена в основном пер- воселенцами (пионерными растениями). Петрофильная расти­тельность субнивального пояса отличается большим разнообрази­ем как в видовом отношении, так и по жизненным формам.

Интересно то, что к определенным местам обитания приуро­чены определенные специализированные виды растений, спо­собные произрастать только в данных условиях. В субниваль- ном поясе встречаются совершенно голые и подвижные осыпи, на которых обитают лишь единичные экземпляры таких спе­циализированных растений, как хохлатка альпийская, котов­ник лежачий, яснотка войлочная.

Гораздо богаче состав растений на слабоподвижных осыпях. Здесь кроме перечисленных выше видов растут ясколка воло­систолистная, вероника маленькая, трехреберник кавказский, минуарция черепитчатая, крестовник Кандолля и некоторые другие. Для этих растений характерны удлиненные горизон­тальные ползучие побеги, или столоны, располагающиеся на небольшой глубине в осыпной массе. Укрепившись на осыпях и образуя множество подземных и наземных органов, эти рас­тения замедляют движение осыпи и создают условия для по­селения других растений.

На следующих стадиях заселения осыпей появляются рас­тения, укрепляющие щебень своими мощными, глубоко идущи­ми корнями, а также дерновинные растения, которые при мас­совом развитии могут полностью прекратить движение осыпи. К ним относятся такие виды, как купырь, бутень низкий, ман­жетки, сиббальдии, мятлик альпийский, овсяница овечья.

Существенную роль в распределении растительности субни- ьального пояса играют скальные обнажения. На плотных, еще не поддавшихся разрушению скальных обнажениях обычно по­селяются мхи и лишайники — пионерные растения. Они также готовят субстрат для поселения высших растений. В процессе выветривания горной породы на скалах появляются трещины, углубления, уступы. В трещинах и неровностях может накап­ливаться мелкозем, содержащий большое количество полураз- ложившихся и разложившихся растительных остатков. Благо­даря этому создаются благоприятные условия для произраста­ния скальных растений ,таких, как крупка моховидная, минуар­ция Бротеруса, колокольчики камнеломковый, холодолюбивый, цейский.

Еще богаче по видовому составу неподвижные участки мо­ренных отложений. Тут укореняются не только типичные осып- ные растения, но и виды, характерные для закрепленных щеб­нистых субстратов: душистый колосок, копеечник кавказский,

 

ожика многоцветковая, крестовник одуванчиколистный. Это свя­зано с тем, что здесь, по сравнению со скалами и осыпями, бо­лее благоприятные условия для произрастания растений. В ни­жележащих альпийском и субальпийском поясах неподвижные морены и слабоподвижные осыпи быстро зарастают дернообра- зователями, что способствует образованию альпийских и суб­альпийских лугов. На больших высотах в условиях субниваль- ного пояса, где наблюдаются резкие перепады температур, зна­чительная глубина промерзания грунтов, сильные ветры, кото­рые сдувают снег, испаряют воду с поверхности грунта, подвер­гают растения снеговой коррозии, растительность не образует сомкнутых сообществ, а распределена диффузно или отдельны­ми группировками.

Самыми неблагоприятными факторами для растений субни- вального пояса являются резкие перепады температур и повы­шенная солнечная радиация. Поэтому растения вырабатывают различные защитные приспособления, например, опушение ве­гетативных органов. Так, крестовник Карягина, ясколка воло­систолистная и другие растения на открытых местах сильно опу­шены, а в затененных, куда не попадают солнечные лучи, они совершенно голые или имеют слабое опушение. На больших вы­сотах на границе снеговой линии, где в ночное время обычна летняя температура до —1°С, растения образуют плотные мик- рогруппяровки. Этим они защищают себя от холода.

Альпийский и субнивальный растительные пояса в Северо- Осетинском государственном заповеднике занимают большие площади, но до настоящего времени **плохо изучены. Исследо­вателей привлекали прежде всего высокотравные субальпий­ские луга, имеющие большое хозяйственное значение, в то вре­мя, как низкорослой разреженной растительности альпийского и субнивального поясов, почти не используемой в практической деятельности человека, уделялось недостаточное внимание.

В настоящее время интерес к изучению высокогорной рас­тительности значительно возрос. Флора высокогорий является интересным объектом для познания закономерностей приспо­собления растений к экстремальным условиям. Альпийский и субнивальный пояса являются уникальным местообитанием многих редких и исчезающих палеоэндемиков.

Чем выше в горы, тем беднее растительный и животный мир. В альпийском поясе встречается всего несколько видов позвоночных, но даже они обитают здесь лишь в летнее время года. Млекопитающих, характерных именно для альпийского и субнивального поясов, в нашем заповеднике нет. Туры подни­маются сюда в самую жару летом, ища прохлады у ледников; в летние месяцы можно увидеть и горностая, шныряющего по

5 Заказ № 271

скалам в поисках редких полевок. Более заметны птицы — альпийские галки, клушицы.

Одной из типичных и наиболее характерных птиц альпий­ского пояса является кавказский улар. Многие черты морфоло­гического и анатомического строения этой птицы говорят об очень хорошем приспособлении к жизни в горах. Улары отно­сятся к семейству фазановых отряда куриных и имеют типично «куриный» облик: крупные размеры, сильные, приспособлен­ные к бегу ноги, короткий клюв и очень плотное густое опере­ние. Средний вес взрослого кавказского улара составляет 2 кг. Улары населяют горные системы юга Европы, Средней и Цент­ральной Азии и представлены в различных географических ре­гионах пятью видами, более или менее четко различающими­ся, это каспийский, кавказский, тибетский, алтайский, гима­лайский улары. О далеко зашедшей специализации уларов как обитателей гор говорит, например, тот факт, что эти птицы име­ют наиболее слабую летательную мускулатуру среди всех ле­тающих птиц. На крыло улары поднимаются, бросаясь вниз со склона, с ровного же места взлететь они практически не мо­гут. В полете улары чередуют активные взмахи крыльями с па­рением. Полет быстрый, стремительный.

Излюбленные места обитания этих птиц — каменистые скло­ны, участки альпийской растительности с выходами скал и крупнообломочные осыпи. Улары исключительно растительно­ядны. Клюв их имеет острые, режущие края и хорошо приспо­соблен для «состригания» вегетативных частей растений. Ча­сто в ранние утренние часы, а весной и в начале лета — в те­чение всего дня, громкий мелодичный свист уларов разносит­ся далеко по ущельям и бывает слышен более чем на километр.

Сезонная жизнь птиц протекает следующим образом: вес­ной в апреле — мае на скалах солнечных склонов гор происхо­дит своеобразное токование уларов. Самцы в брачном оперении очень красивы. В это время между ними часто происходят дра­ки. При этом характерных ритуальных поз, как у тетеревиных птиц, не наблюдается. После короткой схватки один из самцов обращается в бегство. Победитель преследует его по склону. Весь бой и преследование сопровождаются громкими свиста­ми, хлопаньем крыльев.

Самих птиц легко заметить по ярко-белому оперению ниж­ней стороны распущенного хвоста. Принято считать, что ула­ры — строгие моногамы и образуют долговечные постоянные пары. Птицы Цейского хребта и ущелья Адайком в первых числах апреля держатся почти исключительно парами.

В конце апреля — начале мая самки откладывают до 8 яиц.

 

 

 

Гнезда птицы устраивают на земле, под выступами скал, кам­нями или под куртинами травы. Яйца уларов очень крупные. Очевидно, это одна из черт приспособления птиц к жизни в суровых климатических условиях. Дело в том, что в первые дни после вылупления птенцы уларов часто практически не кормятся. Бывает, что появление птенцов приходится на дни с ненастной погодой, снегопадами, низкой температурой. В та­кой обстановке птенцы питаются исключительно за счет бога­тых запасов долго сохраняющегося желточного мешка. В пер­вой декаде июня в большинстве гнезд появляются птенцы.

Несмотря на образование постоянных пар, самец не прини­мает участия в выкармливании птенцов. Улары — выводковые птицы. Самка до осени постоянно находится с птенцами. Сам­цы же в это время образуют отдельные стаи по 5—7 птиц. С наступлением осенних снегопадов самцы соединяются с под­росшими выводками в общие смешанные группы. В зимнее время стаи уларов спускаются несколько ниже летних мест обитания, к верхней границе лесного пояса.

Зоологи отмечают, что зимой стаи уларов часто сопровож­дают пасущиеся стада туров. Это объясняется тем, что пасу­щиеся туры, разгребая снег, делают доступной для уларов скрытую под снежным покровом растительность. Следует, од­нако, отметить, что в условиях заповедника совместная пасть­ба туров и уларов отмечалась лишь в единичных случаях. Воз­можно, на Западном Кавказе, в условиях большого количества снега на сглаженном рельефе, такое явление более распрост­ранено.

Многое в жизни уларов до сих пор еще не выяснено пол­ностью. Эти своеобразные птицы заслуживают всестороннего детального изучения, как пример организмов, отлично приспо­собившихся в ходе эволюционного развития к жизни в экстре­мальных условиях высокогорий.

Птиц, обитающих в самых высоких районах гор, зоологи разделяют на две группы. К первой относятся виды, которые, обитая на больших высотах, могут гнездиться так же и в бо­лее низких горных поясах. Для птиц этой группы наиболее важный фактор среды — наличие вертикально расчлененного рельефа. К ним относятся стенолаз, альпийская галка, клуши­ца и некоторые другие. Виды, составляющие вторую группу, обитают не ниже определенной высоты над уровнем моря. Од­ним из наиболее характерных видов второй группы является большая чечевица. В летнее время этих птиц почти нельзя встретить ниже 3000 метров. Сведения, имеющиеся в литерату­ре относительно образа жизни и особенностей гнездового пове­дения этих птиц, ограничиваются, как правило, датировкой встреч отдельных пар или летных молодых и анализом содер­жимого желудка добытых птиц. Что же это за птицы и поче­му до сих пор данные, имеющиеся о них у зоологов, так скуд­ны?

Большие чечевицы относятся к отряду воробьиных. По раз­мерам эта птица близка к дрозду. Самцы окрашены в яркий темно-красный цвет с белых.*— каплевидными пестринами на груди. Самки имеют серое оперение. Общее сложение птиц плотное, клюв короткий, массивный.

Малая изученность вида объясняется тем, что всюду в ме­стах гнездования птицы немногочисленны, а орнитологические исследования в субнивальном поясе гор носят, как правило, эпизодический, экскурсионный характер. До последних лег было известно лишь одно гнездо большой чечевицы с пятью яйцами, найденное орнитологами на Памире. В 1980 году нам удалось наблюдать строительство гнезда и брачное поведение этих птиц в верховьях Цейского ущелья у нижнего края Уил- патинского ледника. 15 июля на скалах юго-восточной экспо­зиции на высоте 3040 м над ур. м. были замечены самец и сам­ка. Наблюдение показало, что самка занята строительством гнезда. Птица часто появлялась в поле зрения с различными материалами для строительства гнезда и залетала в скальную щель. Самец сопровождал ее, но участия в постройке гнезда не принимал. В тот же день наблюдалось своеобразное брачное поведение птиц. У скал со строящимся гнездом появилось три самца. Все они проявляли некоторую агрессивность друг к дру­гу и ухаживали за самкой. Самцы часто и громко пели, песня самца большой чечевицы — своеобразный набор мелодичных свистов. Во все время наблюдений за строительством гнезда (6 дней) около самки постоянно держались 2—3 самца. Инте­ресно, что эти птицы хоть и проявляли некоторую агрессив­ность, относились друг к другу в общем довольно терпимо. К сожалению, из-за сильных дождей гнездование больших чече- виц было прервано и продолжить наблюдения за ними не уда­лось, так как птицы покинули недостроенное гнездо. Само гнез­до представляло собой довольно рыхлую постройку из стеблей и корневищ можжевеловолистной камнеломки и других трав. Лоток был слегка выложен шерстью и отдельными перьями. Располагалось гнездо в щели почти отвесной скальной стены на высоте 6 метров.

Брачное поведение больших чечевиц наблюдалось также 15 июля 1982 года в скалах под Кальперским перевалом на вы­соте 3100 м. В этом случае самку сопровождали два самца. Вы­водок этих птиц, состоящий из трех летных молодых в сопро­

 

вождении самки, был встречен в верховьях Бадского ущелья 24 августа 1980 года.

Таким образом, гнездование, насиживание и выкармливание птенцов проходят у кавказского подвида больших чечевиц с середины июля по двадцатые числа августа. На высотах более 3000 метров это самое теплое время. Однако и в эти сроки здесь обычны резкие понижения температур и даже снегопады. В таких суровых условиях представляется вполне вероятным образование семейных групп из самки и двух-трех самцов. Уча­стие нескольких самцов в выкармливании птенцов может быть интересным эволюционным приспособлением для выращивания потомства в неблагоприятных условиях. Подобное явление на­блюдалось нами у пестрых каменных дроздов. В этом случае подрастающих птенцов кормили самка и два самца. Дальней­шие наблюдения позволят выяснить детали брачного поведе­ния птиц и будут очень интересны для изучения особенностей эволюционной адаптации.

Как и большие чечевицы, краснобрюхие горихвостки — оби­татели больших высот субнивального пояса. По размерам они чуть крупнее воробья. Окраска самцов со спины черная, брюш­ко — ржаво-рыжее. Низ головы и грудь черные. Лоб, темя, за­тылок и зеркальца на крыльях — белые. Самки имеют серое оперение с рыжеватым подхвостьем. В летнее время эти птицы держатся в массивах скал, перемежающихся со снежными по­лями, там же проходит гнездование. Пара краснобрюхих гори­хвосток, выкармливающих птенцов, наблюдалась нами в снеж­но-ледовом цирке массива горы Лагау в ущелье Адайком на высоте 3500 метров.

Интересна особенность этих птиц в зимнее время собирать­ся в поймах рек с зарослями облепихи в среднегорной полосе. Так как в летнее время в местах гнездования краснобрюхие го­рихвостки более редки, чем большие чечевицы, следует допус­тить, что зимой в облепишниках концентрируется все население этих птиц из обширного района высокогорий. В последние го­ды в связи со строительством в Алагирском ущелье Зарамаг- ской ГЭС значительные площади облепишников были выкорче­ваны, и краснобрюхие горихвостки лишились обычных мест зимней кормежки. Очевидно, зимние концентрации в поймах рек являются уязвимым местом для этого вида птиц. Лишение зимнего корма может непоправимо подорвать численность по­пуляций этих обитателей высокогорий. После сведения боль­шей части облепишников в Садоно-Унальской котловине стали обычными зимние вылеты стай краснобрюхих горихвосток по пойме Ардона до окрестностей г. Алагира, где облепиха еще сохранилась.

 

Наиболее типичные и, пожалуй, самые многочисленные пти­цы альпийского и субнивального поясов —альпийская галка и клушица, или альпийская ворона. Большие шумные стаи этих птиц хорошо знакомы всем, кто бывал в горах. Альпийская галка — размером с обыкновенную галку черная птица с жел­тым клювом и красными ногами. У постоянных мест ночевок альпинистов почти всегда можно видеть этих суетливых шум­ных птиц, подбирающих отбросы, а иногда и ворующих неосто­рожно оставленные продукты. Несмотря на широкое распрост­ранение этих птиц, их гнезда долгое время были неизвестны зоологам. Дело в том, что гнезда альпийских галок располо­жены на обрывистых труднодоступных скалах. Часто птицы селятся небольшими колониями по 4—6 пар. Гнезда устраива­ют в трещинах скал. В ущелье Адайком в 1979 году колония из четырех гнезд была найдена на высоте 3100 м. В середине июля в гнездах были полностью оперенные птенцы.

Пищей альпийским галкам служат различные растения и беспозвоночные, охотно поедают они и падаль. Осенью, в пе­риод массового созревания ягод, альпийские галки большими стаями кормятся на брусничниках и черничниках северных склонов гор. В зимнее время эти птицы спускаются на дно уще­лий и часто кормятся у жилья человека.

Клушица, или альпийская ворона, внешним обликом и по­ведением похожа на альпийскую галку. Отличают ее более крупные размеры и длинный изогнутый клюв ярко-красного цвета. Клушицы, как и галки, частые соседи человека. А в за­брошенных горных селениях эти птицы часто гнездятся в сте­нах башен. В Мамисонском ущелье в старых башнях ежегодно селится 2—3 пары клушиц. Однако некоторые пары выбирают для гнездования трещины и ниши в скалах субнивального поя­са. Так, в 1979 году гнездо клушицы с двумя оперенными птенцами было найдено на высоте 3500 м в скально-ледовом цирке горы Лагау (ущелье Адайком). Клушицы строят гнезда из ветвей и стеблей растений и выстилают шерстью туров и мелкого рогатого скота. В высокогорье время гнездования клу­шиц совпадает с линькой туров. Иногда можно видеть, как клу­шицы, сидя на спинах у линяющих козлов, выщипывают кло­чья шерсти для своих гнезд. Пищевой рацион клушиц, как и альпийских галок, весьма разнообразен. Все исследователи от­мечают необычайно маневренный полет клушиц с использова­нием образующихся в скалах восходящих и нисходящих пото­ков воздуха.

Как и большинство птиц семейства врановых, альпийские галки и клушицы обладают очень динамичным поведением. Это дает им возможность легко приспосабливаться к любым из­менениям среды обитания, делает их экологически пластич­ными.

Менее исследован отряд беспозвоночных альпийского пояса. Наиболее изученной группой в поясе являются ногохвостки, которых здесь 22 вида. Численность их довольно высока и до­ходит до 63 тыс. на 1 м2, что характерно для высокогорного типа этих беспозвоночных. Типичные представители альпийско­го пояса — фользомия альпийская, произотома и тетракантел- ла» безвилочковая, которая преобладает на щебнистых участ­ках. В целом доминируют представители изотомид, которые встречаются и в субнивальной полосе. Кроме них, на нуната- ках Цейского ледника встречается тетракантелла арктическая— типичный представитель полярных областей. Здесь также встре­чаются жуки, двукрылые, чешуекрылые и другие насекомые, а в районах перевалов можно наблюдать миграции таких ба­бочек, как репейница, траурница, аполлон.

Яндекс.Метрика