ЗАПОВЕДНИК И АНТРОПОГЕННЫЕ ФАКТОРЫ

 

Заповедник — эталон нетронутой природы. Та­кая формулировка сама по себе исключает всякое антропоген­ное воздействие. Но это — идеал, к которому мы стремимся, на деле любой заповедник как бы хорошо он не охранялся, испы­тывает антропогенный пресс. Его влияние может быть на пер­вый взгляд незначительным и как бы опосредованным через воздух или осадки с загрязняющими веществами, переносимы­ми на многие десятки и сотни километров. Оно может быть вы­звано изменением климата районов в результате строительства водохранилищ, оросительных систем, задержания снега на по­лях, осушения болот. В этих случаях человек воздействует на природу охраняемых районов извне и как бы издалека. Приме­ром такого воздействия могут быть миграции животных, вы­званные охотой. Звери, обитающие недалеко от границ заповед­ников, в местах, где охота разрешена, находят в заповедниках надежное укрытие в сезон охоты, собираясь вместе с довольно больших участков. Таким образом во многих заповедниках и заказниках искусственно создается чрезмерно высокая плот­ность популяций копытных, водоплавающей дичи.

Есть, однако, и факторы, действующие изнутри. Ведь су­ществуют виды деятельности, допускаемые в заповедниках, в частности, эксплуатация и расширение уже имевшихся до орга­низации заповедника важных дорог. Так, например, по дну Ка- сарского ущелья еще до организации заповедника проходила Военно-Осетинская дорога, которую расширяли и улучшали в процессе строительства Транскавказской автомагистрали. Про­изводились взрывные работы и выемка грунта в больших мас­штабах, что повлекло за собой разрушение растительных сооб­ществ, на создание которых природа затратила тысячелетия.

 

Человек их уничтожил в считанные секунды. Разрушаются ти­пичные места обитания редких и узкоэндемичных видов расте­ний, занесенных в Красные книги — колокольчиков ардонского и холодолюбивого. Вдобавок ко всему, сбрасывание отвалов, сведение растительного покрова на склонах усиливают склоно­вые процессы, вызывают техногенные сели, угрожающие не только природе, но и самой автомагистрали.

Влияние дороги не ограничивается изменением и разрушени­ем растительных сообществ. Оно распространяется и на живот­ных, особенно крупных млекопитающих. Еще шесть-семь лег назад дорога использовалась крупными хищниками. Зимой по ней ходили волки, рыси, в теплое время года — медведи. Туры, особенно взрослые самцы в период гона, часто пересекали дно ущелья, и дорога не была им помехой. Однако после 1977 года, когда движение транспорта стало интенсивным, переходы ту­ров с одного борта ущелья на другой прекратились. Если рань­ше в многоснежье туров часто можно было увидеть у самого дна ущелья, в последние годы подобные случаи стали редки, так же, как и следы крупных хищников на дороге. Таким об­разом, популяции Тепли-Архонского и Адайхохского массивов, т. е. восточной и западной частей заповедника, в настоящее вре­мя изолированы друг от друга.

Другой «горячей точкой» заповедника является Цей — жем­чужина Северной Осетии, как его часто называют в прессе. Для сотрудников заповедника Цей — постоянный источник беспо­койства, потому что в нем расположен альпинистско-туристский комплекс. Рекреационная емкость Цейского ущелья давно пре­вышена в 3—4 раза. За сезон здесь бывает до 100 тысяч турис­тов и альпинистов, которые не всегда бережно относятся к окру­жающей природе. В Цейском ущелье находятся значительные массивы девственных сосновых лесов. При обследовании энто­мологами этих лесов было выявлено, что на. территории, выде­ленной из состава заповедника для массового отдыха трудящих­ся, наблюдается сильное поражение деревьев насекомыми-вре- дителями. А на территории заповедника, где антропогенное воздействие отсутствует, вредителей почти нет.

Деятельность альпинистов связана с посещением высокого­рий. Неосознанно и даже вопреки своему желанию они нару­шают уже сформировавшиеся сообщества растений, занося на своей одежде и обуви семена из нижних поясов в верхние. Обыч­но это растения, нехарактерные для данных мест обитания. За­частую это сорные виды, которые быстро приспосабливаются к новым условиям обитания и вытесняют аборигенные эндемич­ные растения.

Часто можно услышать недоуменный вопрос: «Чем же про-

7 Заказ № 275

 

стое нахождение на территории заповедника может принести вред? Ведь мы не охотимся, не рвем цветов». Дело в том, что достаточно частое общение с человеком, пусть даже на боль­шом расстоянии, вызывает у животных изменения в поведении. Грызуны концентрируются у мест бивуаков, питаясь отбросами. Вслед за ними там скапливаются и хищники: ласки, горностаи, а также врановые птицы — альпийские галки, клушицы и во­роны. На первый взгляд в этом нет ничего плохого, но не нуж­но забывать, что речь идет о заповеднике, который должен быть эталоном нетронутой природы. А в данном случае мы наблюда­ем ненормальное, неестественное для, самой природы явление. Кроме того, нельзя забывать, что многие виды грызунов, в том числе и обитающие в заповеднике, являются потенциальными переносчиками опаснейших для человека и животных заболе­ваний. Вспышкам этих заболеваний способствует именно повы­шенная плотность популяций грызунов, а обилие хищников об­легчает их распространение.

Крупных животных деятельность человека чаще всего от­пугивает. Они покидают привычные места обитания, ставшие слишком шумными, беспокойными. Особенно это характерно для животных открытых ландшафтов, лишенных древесно-кустар- никовой растительности, или расчлененного рельефа.

На заре организации заповедной системы в СССР альпинизм и туризм были слабо развиты, не представляли опасности для природы и были разрешены на территории заповедников. Одна­ко в последние десятилетия ситуация резко изменилась. Ту­ризм стал массовым и представляет настоящую опасность для заповедных комплексов. Именно поэтому он в настоящее время в заповеднике запрещен, а альпинизм ограничен.

Перечисленные выше антропогенные факторы, как уже ука­зывалось, действуют изнутри, непосредственно на территории заповедника. Нам хотелось бы отметить два внешних фактора, имеющих первостепенное значение. Это выпас скота и строи­тельство Зарамагской ГЭС в охранной зоне у границ заповед­ника. Первый из них влияет на крупных млекопитающих — ту­ров, медведей, волков. Восточная граница заповедника разделя­ет субальпийские луга и массивы скал. Таким образом, летом турьи проводят день в заповеднике, а пастись спускаются в ох­ранную зону, но обилие скота, а в большей степени пастухи и собаки, пугают животных, и они покидают массивы скал лишь в дождливую, туманную погоду. Еще хуже положение зимой, когда туры спускаются в субальпийский пояс и вынуждены зи­мовать на потравленных скотом лугах. При этом возникает опасность заболевания диких копытных болезнями домашнего» скота.

Крупные хищники в летний период концентрируются в ме­стах выпаса. Волки, например, вообще покидают территорию за­поведника, питаясь почти исключительно овцами и телятами. Медведи в этих районах также нападают на скот. И если в центральных частях заповедника они кормятся травянистыми растениями, плодами pi ягодами, то близ его границ совершают ночные набега на отары и крупный рогатый скот. Все это не­нормальные, невозможные в дикой природе формы поведения.

Вторым внешним фактором является ГЭС, водохранилище которой зальет Зарамагскую котловину. Сток реки Ардон будет нарушен. Влияние водохранилища на климат района заповед­ника трудно предвидеть с достаточной точностью. Очевидно то, что он станет более влажным. Возможно, водохранилище облег­чит перелеты водоплавающих через территорию заповедника. Но и это только предположение.

Последним в ряду антропогенных факторов мы рассматри­ваем браконьерство — единственное нарушение, за которое пре­дусмотрена уголовная ответственность. Благодаря усилиям со­трудников заповедника оно сведено до минимума и в нашем за­поведнике существенного влияния на природный комплекс не оказывает.

Несмотря на все возрастающую хозяйственную деятельность человека на всей территории нашей страны, заповедники СССР, в том числе и Северо-Осетинский государственный заповедник, выполняют свои задачи по сохранению естественных природных комплексов. Влияние человека на биосферу столь велико, что необходимы постоянные усилия, направленные на ее защиту. Именно поэтому наше государство уделяет пристальное внима­ние охране природы. Не случайно советское законодательство об охране окружающей среды решает экономические, здраво­охранительные и эстетические проблемы в неразрывном един­стве. Сама жизнь указала правильность такого подхода, ибо в природе все взаимосвязано. Верховным Советом СССР принят ряд законов об охране природы, вступили в силу законы о за­щите атмосферного воздуха, об охране животного мира, памят­ников природы. Приняты специальные партийные и правитель­ственные постановления об охране окружающей среды.

Вопросы охраны окружающей среды нашли свое отражение и в основном законе Советского государства — Конституции СССР.

В последние годы продолжались разносторонние исследова­ния природного комплекса заповедника и прилегающих терри­торий. Как и прежде, основное внимание уделялось сбору мате­риалов для «Летописи природы» заповедника. Однако большое место стали занимать в исследованиях различные стороны ан­тропогенного воздействия на экосистемы, а также анализ сос­тояния популяций редких видов растений и животных. Это и понятно. Заповедник все больше становится островком дикой природы среди интенсивно осваиваемых хозяйственной деятель­ностью земель. Даже при условии идеального соблюдения запо­ведного режима такое положение не может не влиять на сос­тояние заповедных природных сообществ. Действительность же далека от идеала. Если 8—10 лет назад по дороге, проходящей через Касарское ущелье, за сутки проезжало не более 10 авто­машин, то сейчас, после ввода в действие Транскавказской ав­томагистрали, это количество транспорта можно встретить за 5—10 минут. К действовавшим в Цейском ущелье альпинист­ским и туристическим базам прибавилась многоэтажная тур­гостиница «Горянка», завершается строительство дома отды­ха для космонавтов. Соответственно, значительно возросла ре­креационная нагрузка на территорию ущелья, стало труднее сдерживать попытки проникновения отдыхающих в заповед­ник. Работы по сооружению Зарамагской ГЭС коренным обра­зом изменили облик Зарамагской котловины. Широкие долины с зарослями облепихи столетиями служили местом гнездования птиц и отдыха пролетных стай. Сегодня долины Туалии пред­ставляют собой огромную стройплощадку. А дававшие приют пернатым заросли облепихи почти полностью уничтожены. Столь резкое изменение природной обстановки сильно влияет на растительный и животный мир. И в первую очередь страда­ют легко уязвимые малочисленные и редкие виды.

Результаты проводимых сбтрудниками заповедника исследо­ваний изложены более чем в 50 научных публикациях, одной защищенной и двух представленных к защите кандидатских диссертациях. Коллектив научного отдела не ограничивается изучением только заповедной территории. Исследования все бо­лее приобретают региональный характер. Сотрудники заповед­ника стали авторами видовых очерков в Красной книге РСФСР, участвуют в составлении академической сводки о птицах Кав­каза. Заповедник продолжает оставаться базой практики сту­дентов многих вузов. Здесь собирают материал для дипломных и курсовых работ студенты университетов и педагогических ин­ститутов Москвы, Орджоникидзе, Риги, Киева, Ростова-на-Дону и других городов. Договорами о научном сотрудничестве запо­ведник связан с более чем двадцатью научно-исследовательскими учреждениями и организациями. Постоянно ведется большая природопросветительная работа. Читаются лекции населению и гостям республики, публикуются заметки в районной, республи­канской и центральной печати.

Последние годы ознаменованы переосмыслением многих ко­ренных вопросов жизни общества. Не обошел стороной этот про­цесс и дело охраны природы. Драматические события в Арме­нии, чернобыльская трагедия, экологический кризис Аральско­го моря отрезвляюще подействовали на широкие круги общест­венности, всколыхнули активное движение за охрану окружаю­щей среды. Повсеместно возникают неформальные экологичес­кие союзы и общества. Общественное мнение становится реаль­ной силой, способной сдержать реализацию гигантских проек­тов, угрожающих серьезными экологическими последствиями, В нашей республике примером такого проекта может служить каскад Зарамагских ГЭС, работы по возведению которого ведут­ся в Алагирском ущелье, на землях, непосредственно прилегаю­щих к заповеднику, в пределах его охранной зоны. Алагирское ущелье представляет яркий пример нагромождения непродуман­ных, плохо спроектированных и безграмотно воплощенных ин­женерных сооружений, горных разработок и сельскохозяйствен­ных опытов.

К сожалению, такой стиль природопользования имеет дав­ние традиции. В начале нашего века работавший в Алагирском ущелье ботаник В. Маркович писал о хищнических рубках ле­са концессионерами-бельгийцами — чужеземцами, выкачивав­шими прибыль из далеких земель. Труднее понять социалисти­ческих природопользователей, чье хозяйствование часто носит явно потребительский характер. Под влиянием общественности республики в мае 1988 года в Орджоникидзе была проведена выездная сессия Госстроя СССР, в ходе которой были рассмот­рены стройки Северной Осетии, ведущие к обострению экологи­ческой ситуации. Было высказано много серьезных упреков в адрес проектировщиков и строителей Транскавказской автома­гистрали, Зарамагской ГЭС, хвостохранилища Садонского свин­цово-цинкового комбината. Одним из итогов влияния обществен­ного мнения стал отказ от первоначально утвержденного вари­анта строительства Зарамагской ГЭС с сооружением 78-метро­вой плотины. После внесенных изменений высота проектируе­мой плотины уменьшилась до 15 метров. Это значительно сни­зило потенциальную опасность от создания крупного водохра­нилища в верховье густо населенного ущелья, но решило дале­ко не все вопросы. По-прежнему продолжается проходка водо­водного туннеля под заповедным Тепли-Архонским массивом, что является грубейшим нарушением заповедного режима. С вводом ГЭС в строй река Ардон, $ак естественный водоток на участке Зарамаг — Мизур, прекратит свое существование. Труд­но сейчас представить характер изменений, которые произой­дут в природном комплексе заповедника с наполнением водо­хранилища. Ясно одно, при любом ходе изменений заповедни­

 

ку, как эталону естественных экосистем Центрального Кавказа, будет нанесен серьезный ущерб.

Прошедшие годы внесли определенные изменения и во внут- ризаповедные процессы. Значительно возросла численность чи­стокровных кавказско-беловежских зубров. Соответственно воз­росло и влияние этих животных на экосистемы мест обитания, что поставило перед работниками заповедника и республикан­ского заказника «Цейский» новые проблемы, требующие ско­рейшего разрешения. Плотность населения лесных великанов в угодьях значительно превышает рекомендуемые специалистами кормы. Такое положение крайне нежелательно не только для экосистем мест обитания, но и для самих зубров. При повышен­ной плотности поголовья зверей велика опасность возникнове­ния и быстрого распространения инфекционных заболеваний. Зооветеринарная обстановка в заказнике напряжена. На его тер­ритории бесконтрольно выпасается скот жителей окрестных сел и лошади откормочного совхоза «Дзуарикау». Постоянный кон­такт диких зверей, в том числе и зубров, с домашним скотом значительно обостряет ситуацию.

Работники заповедника подняли вопрос о придании заповед­ного статуса 500 га высокотравных лугов Пастбищного хребта в междуречье Ардона и Фиагдона для создания гарантирован­ных мест летнего обитания зубров. Однако переписка с Сове­том Министров республики, ведущаяся в течение четырех лет, до сих пор не дала никаких результатов. Не помогли и направ­ленные в адрес Совмина два письма от Комиссии по заповедни­кам Академии Наук СССР. Между тем зубровое стадо респуб­ликанского заказника «Цейский» и заповедника на сегодняш­ний день является крупнейшим в мире и составляет пятую часть мирового вольного поголовья этих редких животных. Большое международное значение этого стада в деле сохране­ния зубров было подчеркнуто на II совещании специалистов до зубру Международного Совета по охране природы (МСОП) про­ходившего в сентябре 1988 г. в городе Сочи, а также на V Все­союзном совещании по копытным животным. Состояние попу­ляции вольных зубров Северной Осетии продолжает оставаться критическим. Рост численности поголовья делает необходимость решения возникших проблем неотложной. Уход от их решения может обернуться утратой уникального зубрового стада.

Серьезную озабоченность вызывает ставшая традиционной политика игнорирования заповедного режима, проводимая ру­ководством республики. Стереотипы такой политики сложились в конце 60—70-х годов, когда проходила волна организации но­вых заповедников (к этому времени относится и основание Се­веро-Осетинского заповедника). Инициаторами организации за­поведников выступали местные партийные и советские органы.. Иметь заповедник в подведомственном регионе считалось делом престижа. Это значительно облегчало составление отчетов о при­родоохранной деятельности, давало возможность показать гос­тям красоты заповедной природы. В то же время подразумева­лось, что наличие заповедника ни к чему не обязывает, нико­им образом не сковывает развитие производительных сил и рек­реационной деятельности (туризм, альпинизм). Развитие теории заповедного дела привело к изменению взглядов на режим за­поведных территорий. Понимание заповедника как эталона ди­кой природы вызвало необходимость строго ограничить присут­ствие людей на его территории, исключить не только хозяйст­венное, но к рекреационное ее использование. С вводом в дей­ствие нового Положения о государственных заповедниках СССР конфликты с хозяйственными и туристическими организациями резко обострились. В то же время, как показывает практика, стереотипы отношения руководителей республики к единствен­ному на ее территории заповеднику остались неизменны. При решении конфликтных ситуаций партийные и советские орга­ны прежде всего руководствуются необходимостью выполнения производственных планов. Принятые государством природоох­ранные законодательные акты остаются пустой декларацией.

Нелегко сохранять в естественном состоянии природные со­общества среди интенсивно осваиваемых территорий. Потерять же их очень просто.. Потерять раз и навсегда. Судьба Северо- Осетинского государственного заповедника сегодня полностью зависит от экологической грамотности и компетентности руко­водства республики. Хочется верить, что здравый смысл, перест­ройка стереотипов мышления коснутся и отношения местного руководства к заповеднику. Еще не поздно принять меры к со­хранению уникального островка дикой жизни среди вытоптан­ных скотом лугов, рудников и туристических комплексов. Со­хранению не на бумаге, а в действительности. И нужно для это­го немного — лишь соблюдать установленные государством пра­вовые нормы охраны природы.

Яндекс.Метрика